Контрнаступление Кремля: каковы цели России?

Евгений Магда

Недавние действия России, пусть и отличаются грациозностью слона в посудной лавке, являются последовательным стремлением Москвы расшатать ситуацию в Украине изнутри.

multiscale.do.am

Осознание невозможности провести эффективную наступательную операцию на Донбассе силами гибридной армии без негативных последствий для Кремля подталкивает российское руководство к активному использованию технологий гибридной агрессии против Украины. Сегодня уже можно констатировать, что Россия перешла в контрнаступление, цель которого — взять Украину на короткий внешнеполитический поводок.

Фактической «артподготовкой» выглядит сегодня блокада транспортного сообщения на Донбассе. Часть промышленного потенциала Украины теперь отрезана от связей с отечественными предприятиями по той простой причине, что многие украинские политики забыли очевидную истину: исход войны решается не только на поле битвы, но и в противостоянии экономик. Россия получила возможность сократить объемы украинского экспорта и получить по дешевке украинскую металлопродукцию и уголь.

Впору вспомнить и слушания в Международном Суде ООН в Гааге, во время которых российские представители утверждали, будто сепаратисты обнаружили запасы оружия в шахтах. Подобная логика свидетельствует о том, что российская власть не намерена менять подходы в своем отношении к Украине.

В современном мире различные события зачастую связаны между собой. Поэтому мощный пожар, уничтоживший 2/3 боеприпасов на артиллерийских складах в Балаклее (Харьковская область) стоит рассматривать в контексте постоянной активности сепаратистов и поддерживающих их россиян практически на всей линии соприкосновения с силами АТО. Важное значение имеет не столько реальный объем потерянных боеприпасов, но и информационный шлейф, сопровождающий это чрезвычайное происшествие. Несложно догадаться, что тему невосполнимых для ВСУ потерь боезапаса будут разгонять максимально активно не только по российским телевизионным каналам, но и в украинских медиа. Опыт последних трех лет доказывает, что в погоне за мнимыми сенсациями далеко не каждый собственник или руководитель медиа вспоминает о национальных интересах.

Убийство бывшего депутата Государственной Думы Дениса Вороненкова в центре Киева, как представляется, не только стало показательным расстрелом опасного для Кремля свидетеля, но и мощным сигналом для других россиян, подумывающих о расставании с «осажденной Россией» Владимира Путина. Смерть Вороненкова стал не только примером политического терроризма, которым, к сожалению, в современном мире мало кого удивить, но и аргументом в пользу тезисов продвигаемых российской властью не первый год. Кремль и российские VIP-ы на все лады повторяют тезис о том, что наша страна является failed state (несостоявшимся государством).

Поэтому и недавний выстрел из гранатомета по генеральному консульству Польши в Луцке также вписывается в эту логику. Россия приложила немало усилий, чтобы столкнуть лбами Киев и Варшаву, причем, безусловно, делает это чужими руками. Зачастую — полезных идиотов или носителей крайне правых идей, поддержка которых стала фирменным знаком Кремля в последнее время. Покушение на дипломатическое представительство на Волыни — крайне чувствительном для польско-украинских отношений регионе — легко оказывается в одном ряду с неоднократными выпадами вандалов против польских захоронений на территории Украины.

В логику формирования восприятия Украины как failed state вписывается и заочный арест судом Ессентуков Арсения Яценюка, которому российская Фемида лихо (иначе не скажешь) инкриминирует участие в боевых действиях в Чечне в середине 90-х годов. Российская власть не только показательно покушается на одного из известных в Европе украинских политиков, но и пытается таким образом нивелировать усилия украинской Генеральной прокуратуры по привлечению к ответственности российских военных, совершивших преступления на Донбассе.

Еще одна любопытная инициатива — стремление российского МИДа проанализировать, кем является украинский народ, с привлечением иностранных экспертов. Москва таким образом пытается уверенно занять позицию «старшей сестры», с барского плеча определяющей границы суверенитета Украины. Неслучайно и Сергей Лавров подчеркнул, что Россия «не оставит в беде жителей Донбасса». При том он скромно умалчивает об истинных инициаторах конфликта на востоке Украины.

Вышеперечисленные действия (список которых, безусловно, не полон), пусть и отличаются грациозностью слона в посудной лавке, являются согласованными и последовательным стремлением России расшатать ситуацию в Украине изнутри. Такова специфика гибридной войны. Противостоять ей необходимо также асимметричными действиями, включающими, в частности, оперативную реакцию органов власти на вызовы, с которыми сталкивается Украина.